Занятия жителей

от 11 октября 2012, 21:02, посмотрело: 1 434

 

Основное занятие – хлебопашество. Как я уже упоминала, земля, «отвоеванная» у леса, весьма неплодородная. Но с большим трудом и усердием, она всё-таки кормила тружеников.

Сеяли рожь, овёс и немного пшеницы. Земля делилась на три поля – ржаное, яровое и паровое. Паровое поле готовится под посев ржи, а было оно яровым. Летом оно служило для выпаса скота. А когда скот перегоняли в освободившееся ржаное поле, начинали готовить землю для посева ржи: пахали пар, а осенью сеяли озимые.

Земля принадлежала всему обществу, её делили на всех, пай имели только жители мужского пола, даже только что родившиеся. Горе тому, у кого нет сыновей, а есть только дочери. Они вынуждались землю арендовать. Безлошадные соседи охотно землю сдавали.

Пар старались удобрить навозом. О минеральных удобрениях, даже о золе, еще и не знали. А чтобы больше было навоза, старались держать побольше скота. А это возможно тем, у кого больше корма, замкнутый круг: больше корма - больше навоза, больше навоза – больше корма.

Полосы жителям давались не навечно, т.к. ближние к деревне полосы - самые удобные и удобрить, и увезти собранное. Меняли каждый передел, откуда начинать отсчет по жребию. Считалось за счастье, если доставалась удобренная полоса, и наоборот…А чтобы у всех была полоска поближе к дому, нарезали сначала понемногу. Это были первые полосы, потом еще по полоске всем, и потом еще и назывались – первые полосы, вторые полосы, третьи полосы и еще были добавочные – назывались кулиги, отножки и последние полосы. Они почти не удобрялись, а потому там и урожаи были мизерные.

Так же делились и покосы, а для увеличения площади покоса семья могла разрабатывать себе у края леса.

Поля обносились изгородью и отвечали соседи каждый против своей полосы за исправность изгороди. Большие неприятности были у того, чей огород был неисправен, и перейдет в неисправность скот, да сделает потраву. Решал сход, как поступить с виновником. Слыхала, что доходили случаи до розг.

Все земельные и общественные вопросы решались общим собранием, называлось оно – сходка. Собрание решало вопрос, принять ли новожила в деревню, или отпустить кого из деревни. Налог распределялся на землю – кто имеет надел больше, тот больше и платит налогу. Если человек из деревни уезжает, его земля остается на всё общество, и налог его тоже на всех, понемногу.

В нашей деревне как-то хватало у соседей миру и согласия при дележе земли. А в других деревнях доходили случаи до убийства. В соседней деревне, Бушмели, сосед соседа заколол вилами.

О дружбе и мирном проживании соседей в деревне говорит и тот факт, что хватало у мужиков согласия, что дважды делали пруд и дважды строили мельницу, заново строили.

Сообща в деревне держали кузнеца и молотобойца. Нужно было делать и чинить домашнюю утварь – ухват, сковородник, кочерга и др., а так же и гужевые принадлежности, оковать колёса, поставить на железный ход телегу и т.д. Кузнеца держали за определенную плату, и делал всё, что нужно людям, бесплатно.

Мельник тоже нанимался за плату от общества и выполнял свою работу добросовестно. Для кузницы готовили уголь по очереди. Находились умельцы деревенские, ставили свои кузницы и понемногу обслуживали соседей, делали самое необходимое, например, подковать лошадь. Но для больших заказов не хватало умения и инструментов.

Чтобы рассказать о деревне, нельзя упустить вопрос строительства домов. Хорошо, если в доме 3-4 взрослых сына, да отец еще в силе. Они сделают для себя сначала времянку, куда можно привезти семью, а потом потихоньку построят для скота тоже временные стоильца. А уж потом приступают к заготовке леса на дом, и сделают его своими силами.

Но чаще всего дома строили помочами, т.е. обращались к соседям. После плотной работы за день участников помочи хозяин угощал. Участники-помочане приводили на угощение захребетников. Взрослые семейные братья нередко для экономии и материала, и времени, и сил дома строили пятистенные, т.е. на две семьи. И если хватало миру, то и всю жизнь проживали в этих домах. А если нет, то договаривались, и одному строили отдельный дом, другой оставался в старом, пятистенном.

Строить в нашей деревне можно было всем, раз лес рядом. Старательные мужики старались заготовить в запас бревен и хранили их в сушилах. Мужики знали, что дерево, заготовленное в начале зимы, когда уже лес спит, а не растёт – крепкое дерево, и наоборот – дерево, заготовленное во время роста (сокодвижения) сравнивали по плотности с репой.