Да будет свет…

от 20 июля 2009, 22:17, посмотрело: 1 552, комментариев:

Да будет свет…


1930-й год. В предверии праздника Великого Октября шло совещание районного актива. И вдруг… в зале вспыхнул яркий электрический свет, зажглись первые в районе лампочки Ильича. Раздались дружные аплодисменты, все встали и приветствовали это событие криками “У-р-ра”, “Да будет свет”, “Да здравствует электрификация”.


Долго еще стоя участники совещания аплодировали пришедшей на унинскую землю цивилизации. А “виновником” этого торжества был Иван Гаврилович Орлов, который запустил дизельную станцию и подал в зал электрический свет. Он руководил установкой этой станции, сам монтировал ее. Станция отслужила свое и давно ушла в металлолом, а здание и сейчас служит унинским электрикам. За успешный монтаж этой станции И. Г. Орлов был премирован месячным окладом.


Сложную, но интересную и яркую жизнь прожил Иван Гаврилович. Велики и неоценимы его заслуги в становлении района, в развитии механизации в сельском хозяйстве, в обучении и воспитании механизаторов, в строительстве производственной базы.


Родился он в Унях в 1911 году и всю жизнь был предан родной унинской земле. Трудовая биография его началась с 16 лет на Никулятском чугунолитейном заводе. Любовь к технике, увлечение механикой зародились в нем рано и помогли способному юноше быстро освоить слесарное, токарное, а также литейное дело. На заводе он получил первую хорошую трудовую закалку, которая пригодилась ему в дальнейшей жизни.


А потом направили И. Г. Орлова в Вятку на курсы трактористов, которые он закончил в начале 1930 года вместе с А. П. Обуховым. Это были первые обученные трактористы в районе. Тракторов еще не было, и Ивана Орлова поставили машинистом-механиком на двигатель камнедробильной установки. В те годы в районе вели размол своей извести в Большой Дуброве, Гожнях и Пьяной Степи (д. Степная). Позднее  он работал  электриком-механиком вплоть до образования Унинской МТС в 1935 году. Тогда же его  и перевели  в штат созданной машинно-тракторной станции.


- Работы на первых порах было очень много, - вспоминал позднее Иван Гаврилович. – Не было еще и соответствующей базы МТС. Приходилось заниматься не только распределением и обслуживанием техники, но и подбором кадров, их обучением и воспитанием. Только закончили курсы трактористов при Унинской МТС, как меня направили обучать курсантов в образовавшуюся Порезскую МТС, - продолжал он.


А потом пришлось готовить И. Г. Орлову кадры трактористов и для Сардыкской МТС. В том, что первые трактористы наших МТС высоко несли хлеборобскую честь, славились трудовыми делами, пользовались доверием и уважением колхозников, была и большая заслуга их учителя и воспитателя Ивана Гавриловича Орлова.


Когда началась Великая Отечественная война, большинство годных для службы мужчин было мобилизовано на фронт. Лишь немногих по брони оставляли на ответственных постах для руководства и организации работы в тылу. Вот тогда в октябре 1941 года и направили И. Г. Орлова директором Сардыкской МТС.


- Да, на фронте было “жарко” в то время, но и в тылу нелегко. В 1942-1943 годах в Сардыкской МТС уже работали более 80 девушек и женщин-трактористок. Их ведь поначалу надо было обучить освоиться с работой. Да и техника была несовременная. “Пускачей” для заводки не было. Тракторы, бывало, всем отрядом заводили после подтяжки. Но, несмотря на трудности, мы обязаны были решать одну главную задачу – вырастить и дать стране, фронту как можно больше хлеба. Ведь девиз того времени был “Все - для фронта. Все – для победы”. И люди в тылу работали самоотверженно, не считаясь со временем и трудностями, - вспоминал Иван Гаврилович.


Сам И. Г. Орлов подавал во всем пример, работал в полную меру  сил и возможностей. Был требователен, но справедлив к подчиненным, заботился о людях. Руководимый им коллектив машинно-тракторной станции успешно справлялся с поставленными задачами. В области Сардыкская МТС была в то время одной из лучших.


В должности директора МТС И. Г. Орлов работал до весны 1947 года, а потом был вынужден уйти по состоянию здоровья. Дальнейшая его трудовая биография была связана с организацией сельского строительства в районе. Нелегкое это было дело, ведь после войны колхозы пришли в упадок, всю производственную базу, да и во многом жилье, приходилось отстраивать заново.


После ухода из Сардыкской МТС и лечения Иван Гаврилович семь лет возглавлял отдел сельского строительства при райисполкоме.


- Объем сельского строительства в то время был очень большой. В каждом колхозе были свои строительные бригады, а в передовом тогда колхозе имени Сталина была даже не одна бригада. Строить приходилось из местных материалов, в основном из дерева. На полы, потолки, на тес (кровельные доски – прим. автора) бревна пилили  вручную. Это потом появились первые пилорамы. После войны подсобные помещения и хозяйственные постройки крыли еще соломой. Заводских стройматериалов было мало. Купить их было  не на что и перевезти по плохим тогда дорогам из Фаленок, а тем более из Кирова, была проблема, - рассказывал И.Г.Орлов.


Вот в таких условиях ему приходилось руководить сельским строительством. Организовывать заготовку и доставку стройматериалов, координировать работу бригад и контролировать ход строительства, проектировать новые объекты – вот лишь основные обязанности руководителя отдела строительства при райисполкоме. Конечно, Иван Гаврилович не был ученым строителем по меркам современности, но для того времени он был практиком с богатым жизненным опытом. Трудолюбие, стремление вникнуть в глубину порученного дела и выполнить его на совесть – эти качества восполняли Ивану Гавриловичу недостаток специальных знаний.


С восстановлением в 1965 году района и образованием районного объединения “Сельхозтехника” Иван Гаврилович перешел работать туда на должность прораба и потом вышел на заслуженный отдых, отдав более 40 трудовых лет становлению и развитию района.


Иван Гаврилович был не только добросовестным тружеником, но и отличным семьянином. Вместе с женой Марией Петровной они вырастили и воспитали семерых детей. Все они нашли и заняли достойное место в обществе. Старшая дочь Орловых Римма Ивановна Казакова и младший брат Владимир Иванович остались верными родному району и сейчас живут в Унях.


Римма Ивановна – известный в районе человек. Всю трудовую жизнь она отдала учительской работе, более десяти лет возглавляла педагогический и ученический коллективы самой большой в районе Унинской средней школы. Награждена знаками “Отличник просвещения СССР”, “Отличник народного просвещения РСФСР”, многочисленными почетными грамотами, имеет звания “Учитель-методист”, “Ветеран труда”. Вспоминая об отце, она рассказывает:


- Я не помню, чтобы папа занимался пустым времяпровождением. В короткие от основной работы часы и выходные он всегда что-нибудь делал. А дел с домом, хозяйством и огородом хватало. Он был к тому же неплохим садоводом-любителем. Да и не до лени было. Такую семью в трудные военные и послевоенные годы прокормить и одеть было непросто. Родители трудились в полную меру сил и нас приучали и привлекали к работе с самого раннего детства.


Далее Римма Ивановна продолжает:


- Хотя в семье и был культ матери, но и слова отца были для всех законом. Он очень любил нас – детей и никогда не наказывал, хотя порой и было за что. И мы все очень любили его, всегда ждали домой с работы. Жаль только, что пожил он маловато.


И. Г. Орлов  оставил в районе о себе добрую память.

Подробнее Оцените материал:
 

По труду и оценка

от 20 июля 2009, 22:15, посмотрело: 2 004, комментариев:


По труду и оценка


Сергей Алексеевич Ашихмин родился в с. Уни в сентябре 1883 года в семье священника. С родным селом и знакомыми унинцами он поддерживал связи до самой смерти. А прожил он 92 года, из которых более 40 лет отдал великому делу охраны здоровья людей. Из них 17 самых трудных лет он работал в Унинской больнице. Сергей Алексеевич был здесь первым советским врачом и многое сделал для укрепления службы здоровья, оставив яркую страницу в истории здравоохранения района.


Свой жизненный путь, годы учебы и работы С. А. Ашихмин кратко описывал в автобиографии в 1939 году, подлинник которой хранится в Кировском государственном архиве. «В 1890 году я поступил учиться в Унинскую земскую школу, после учился в Глазовском духовном училище и окончил его в 1897 году. В том же году поступил в Вятскую духовную семинарию и окончил ее в 1904 году. С сентября 1904 по сентябрь 1905 года работал помощником учителя Унинского двухклассного училища, а с 1905 до сентября 1907 года – учителем первого класса того же училища.


С 1907 года по 1912 учился на медицинском факультете Томского университета. За время учебы работал на практике: в 1910 году фельдшером на пароходе «Отец», курсировавшем по рекам Западной Сибири, с мая по сентябрь 1911 года – в Ухтымской больнице. С 24 апреля 1912 года был врачом, заведующим этой больницей, с декабря 1912 года был переведен врачом в Унинскую больницу. Работал здесь до 30 марта 1930 года.


Переехал в 1930 году в Нолинск, где работал до 1936 года санитарным врачом, исполнял по совместительству обязанности судебного медицинского эксперта.


С января 1936 года по настоящее время (июль 1939 года, когда написана биография – прим. автора) работаю инспектором Кировского противоэпидемиологического отделения облздрава.


В 1918 – 1927 годах преподавал в Унинской школе второй ступени гигиену, анатомию и физиологию человека. С февраля 1936 года читаю лекции по гигиене в Кировской фельдшерско-акушерской школе.


Три раза был в научных командировках: в Ленинграде в 1927 и 1930 годах и в Москве – в 1937 году».


В самый трудный период пришлось работать С. А. Ашихмину в Унинской больнице. Первая мировая и гражданская войны, бедность и обнищание населения, большая нагрузка на медработников и слабая база способствовали росту таких страшных заразных заболеваний, как тиф, трахома и других, затрудняли работу по охране здоровья людей.


В этих условиях врач С. А. Ашихмин придавал большое значение наряду с лечением больных профилактике заболеваний. Были организованы постоянные выезды медработников по району с целью своевременного выявления инфекционных больных, велась большая санитарно-профилактическая работа.    Все это позволило значительно улучшить службу здравоохранения и сократить заболеваемость населения в районе.


Отдав предпочтение профилактической и санитарно-просветительской работе и высоко оценив ее, Сергей Алексеевич многие последующие годы работал в санитарно-эпидемиологических учреждениях городов Кирова, Нолинска и Глазова. Сослуживцы, современники и больные отзывались о нем как об опытном высококвалифицированном враче и руководителе, добром, чутком и отзывчивом человеке.


Заслуги Сергея Алексеевича Ашихмина в охране здоровья людей были высоко оценены и государством. Указом Президиума Верховного Совета РСФСР от  20 декабря 1950 года ему было присвоено звание заслуженного врача РСФСР. В 1951 году Сергей Алексеевич был награжден орденом Ленина. Было присвоено ему также звание заслуженного врача Удмуртской АССР. Это был очень образованный, всесторонне развитый человек, пользующийся большим авторитетом и уважением у населения.


Последний раз в Унинской районной больнице Сергей Алексеевич был в 1964 году на торжестве, посвященном ее 90-летию. Некоторые унинские старожилы еще помнят этого замечательного человека.

Подробнее Оцените материал:
 

«Но баранку не бросал шофер…»

от 20 июля 2009, 22:11, посмотрело: 2 376, комментариев:


«Но баранку не бросал шофер…»


Эти слова, как нельзя лучше, подходят к первому шоферу нашего Унинского района Семену Леонтьевичу Маслову. Была в его жизни и “дорожка фронтовая”, и “бомбежка” еще в первую мировую войну. Родился он в сентябре 1888 года и в 1910 году был призван в царскую армию. Служить крепкого крестьянского парня определили в авиацию, и домой он вернулся лишь после Великого Октября в 1917 году.


Служба в армии многое дала Семену Леонтьевичу. Здесь он приобрел три специальности: шофера, летчика и телефониста. Это был первый шофер и летчик в районе. Как пилот, он был и не плохим авиамехаником. На вооружении  тогда были французские самолеты фирмы “Фарман”.


Но летать Семену Маслову много не пришлось. Военное начальство быстро присмотрело этого способного исполнительного солдата. Он без особой суеты, смекалисто и споро выполнял все возложенные воинские обязанности. И служил он по первой специальности большую часть службы шофером при штабе 84-й дивизии. Летную школу под Петербургом закончил позднее.


В авиацию С. Л. Маслов влюбился не меньше, чем в специальность шофера. Даже привез со службы некоторые книги по авиации. Эти книги потом с удовольствием просматривал и читал с раннего детства его внук Владимир. Рассказы деда, его пример и эти книги во многом предопределили выбор его будущей профессии. Владимир Геннадьевич Перескоков окончил военное летное училище, был военным вертолетчиком, служил одно время в поисковой группе на Байконуре, был в Сирии, участвовал в ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, награжден. Отслужив положенный срок, вышел в отставку в звании подполковника. Живет в городе Кирове. Словом, внук вырос достойным своего дела. А что дед…


Жили Масловы после возвращения Семена Леонтьевича со службы долгое время в Борисовцах. А потом перебрались в Уни, жили в своем доме. Мне не раз доводилось в 70-х годах бывать у Масловых, беседовать с Семеном Леонтьевичем о житье-бытье. Рассказывать он умел, имел до последних дней своей жизни прекрасную память. Его четкую неторопливую, логичную беседу всегда было приятно слушать. Он помнил места службы, фамилии командиров, сослуживцев, интересные эпизоды военной службы. Это был человек скромный, обходительный, добрый по натуре.


Семен Леонтьевич вспоминал:


- Когда выучили в армии на шофера, довелось поездить даже на старенькой машине, ступицы колес которой были выточены из дерева. Удивительно в наше время, но факт.


Этот простой скромный человек был поистине “мастером  - золотые руки”. Так определила народная мудрость людей мастеровых, разносторонних специалистов высокого класса. Семен Леонтьевич мог работать по дереву, был не плохим плотником, а по “железу” – ему  не было равных в районе. В ограде у него было место, приспособленное под мастерскую. Каких только инструментов и приспособлений там не было?! Различные деревянные оправки, металлические крючки, монтажки, шаблоны - и все, в основном, изготовлено своими руками.


Маслова знали и уважали, наверное, все шофера в районе. А для шоферов, попавших в аварии с машинами, он был настоящим “крестным отцом”, палочкой-выручалочкой. В начале 50-х годов прошлого века, когда стали появляться в районе большегрузные по тем временам машины (3-3,5 т) со штампованными кабинами, никто в районе такую поврежденную кабину лучше Семена Леонтьевича выправить не мог. Его большие крепкие рабочие руки могли сделать все. Отремонтирует, как на заводе, не подкопаешься.


Первую автомашину в начале 30-х годов пригнал в район М. Патин, а в сентябре 1934 года распоряжением райисполкома С. Л. Маслов был принят в райисполком “старшим шофером и заведующим гаражом”. 18 лет отработал Семен Леонтьевич шофером в райкоме партии и райисполкоме. Да и после выхода на пенсию, уже в пожилом возрасте его приглашали поработать на период отпуска того или иного шофера. “Борода на машине едет”, - шутили люди.


Прожил С. Л. Маслов около 92 лет. Он оставил о себе добрую память у всех, кто его знал.

Подробнее Оцените материал:
 

Юный директор

от 20 июля 2009, 22:08, посмотрело: 2 064, комментариев:


Юный директор


В 1931 году в Унях была организована детская техническая и сельскохозяйственная станция (ДТСХС). Попросту ее называли “Станция юных техников”. Здесь были созданы столярная и слесарная мастерские, радиокабинет, фотолаборатория, инкубаторий, техническая библиотека.

А во дворе оборудовали крольчатник, у реки Унинки разбили опытный сельскохозяйственный участок и кустарниковый сад. В различных кружках и лабораториях занимались до 150 детей и подростков.


Первым директором этой станции назначили комсомольца Артемия Хаймина. Это был очень инициативный, настойчивый юноша небольшого роста, подвижный как ртуть. Он всюду успевал. И за эту расторопность и настойчивость, очень общительный и уживчивый характер любили его ребята, уважали и доверяли старшие товарищи.


Несмотря на свои неполные шестнадцать лет, он прошел суровую школу жизни. Не видел детства, но перенесенные трудности не сломили, а закалили его, еще больше укрепили в нем веру в преимущества новой жизни. Он стал активным борцом за ее становление и развитие на селе.


Родился Артем Хаймин в 1915 году в деревне Большие Сюдны Фаленского района в бедной крестьянской семье. Отца не знал, он погиб в первую мировую войну. Тогда же за одну неделю умерли от тифа его мать, старший брат и дед. Он остался круглым сиротой.


Шла гражданская война. Деревня страдала от голода и болезней. Бабушка, по линии матери, единственный взрослый близкий человек, имея на руках шесть полуголодных “ртов”, не могла совладать с нуждой. Она отдала Артема в приемки без права усыновления в соседнюю деревню к богатому мужику Меркурию Шкляеву.


Там А. Хаймин прожил более пяти лет. Прижимистый Шкляев сразу начал приучать мальца к делу, определил довольно полный для его возраста круг обязанностей. Его кормили, одевали, но о детских играх и развлечениях приходилось только мечтать. С утра до вечера он был постоянно занят различными делами. В обширном хозяйстве Шкляева даром хлеб никто  не ел, хозяин за этим следил строго.


- Осенью 1924 года я попросился у хозяина в школу в родную деревню, так как там начали уже учиться мои сверстники, - вспоминал потом Артемий Васильевич. – Но хозяин меня не пустил, строго ответил:


- Мы тебя кормим, одеваем, и будь этим доволен. В хозяйстве учеба тебе не к чему.


Но с раннего детства проснулась в Артеме тяга ко всему новому, к знаниям, стремление выжить и поучиться любой ценой. Он был шустрым, способным мальчишкой и не смирился с отказом хозяина.


- В январе 1925 года я сбежал от Шкляева прямо с гумна, с молотьбы, - рассказывал о своей судьбе А. В. Хаймин.


- Когда пришел в родную деревню, то бабушка меня не приняла. Со слезами на глазах уговаривала она вернуться к Шкляеву, говорила, что я там буду хотя бы сыт и одет. А тут они сами голодали, - продолжал рассказ о суровом детстве А. В. Хаймин.


Но он не послушал и бабушку. В школу его приняли, несмотря на большое опоздание, и вскоре он догнал по учебе своих сверстников. Жил он прямо при школе, помогали сироте кто чем мог.


После окончания Б. Сюрдинской начальной школы Артем Хаймин подал заявление в 1928 году в Унинскую школу второй ступени, приложив справку сельсовета о социальном положении. За 50 с лишним километров он пришел в школу к началу занятий. Радости его не было предела, когда он увидел свою фамилию в списке на дверях школы. Как батрак он был зачислен на учебу одним из первых.


Учился Артем хорошо, активно участвовал во всех общественных делах. В 1929 году вступил в комсомол, и его первым поручением было назначение пионерским вожатым пятого класса. Поручение он выполнял добросовестно, дети тянулись к нему. Как одного из лучших вожатых его избрали делегатом первого уездного слета пионеров в Нолинске.


После окончания школы районный отдел народного образования планировал послать активного юношу на учебу в Вятский пединститут, но райком комсомола отстоял свое мнение. В те годы технический прогресс двигался на село, и в районах стали создавать детские технические станции. Вот Артема и направили на курсы директоров таких станций в г. Нижний Новгород, а после окончания этих курсов назначили директором.


Он сразу же с присущим ему энтузиазмом взялся за дело. А работы было невпроворот. Надо создавать базу, оборудовать кабинеты, искать специалистов, набирать в кружки ребят, создавать свой актив. И комсомолец А. Хаймин успешно справлялся со своими обязанностями.


Уже в 1932 году его, как одного из лучших директоров станций области, избрали делегатом первого слета юных техников в Москве.


На слете довелось Артему послушать многих руководителей и видных деятелей молодого советского государства. В их числе была и жена В. И. Ленина Надежда Константиновна Крупская, работавшая в народном комиссариате просвещения СССР (Наркомпрос). Слушая ее выступление, Артем твердо решил попасть к ней на прием, чтобы изложить нужды своей маленькой станции, расположенной в далеком от Москвы районе, в глухом “медвежьем углу”.


- С немалыми мытарствами  мне все же удалось попасть в приемную Надежды Константиновны, - рассказывал потом при встрече с автором этих строк Артем Васильевич. – Но в приемной секретарь ни в какую не хотела меня пускать к Крупской. Говоря, что Надежда Константиновна очень занята, устала, у нее важные встречи намечены. Иди на завод, там помогут, - рассказывал дальше А. В. Хаймин.


И тут стойкий комсомолец, переживший с раннего детства столько невзгод, сломался.


- Я весь съежился от такой неудачи и горько, почти навзрыд заплакал. От голода и нужды не плакал, а тут …, - рассказывал о себе Артемий Васильевич. – Но на мое счастье по какому-то делу в приемную вышла Надежда Константиновна. Увидев меня, она спросила секретаршу, о чем юноша плачет? Та сказала ей, что не пустила меня на прием, - продолжил он свой рассказ.

Надежда Константиновна молча взяла его за руку, увела к себе в кабинет, усадила против себя и спокойно начала расспрашивать кто он, откуда и какие проблемы привели к ней Артема.

- И тут меня словно прорвало. Я, еще не оправившись от расстройства и плача, боясь, что Крупская не дослушает меня до конца, начал сбивчиво и торопливо излагать ей свои нужды. Но Надежда Константиновна остановила меня  и попросила спокойно рассказать все по порядку, высказать конкретные просьбы. И я рассказал ей, что в нашем далеком селе во вновь образованной станции не хватает нужных книг, инструментов, оборудования. Крупская записала адрес, мои данные и пообещала помочь. Радости моей не было предела, - вспоминал А. В. Хаймин.

Довольный, с массой незабываемых впечатлений о днях, проведенных в Москве, Артем вернулся в Уни и с новой энергией взялся за работу.

Он с удовольствием рассказывал ребятам и взрослым об увиденном в Москве, о своих впечатлениях, но пока умалчивал о “визите” к Крупской. Где-то в глубине души были у него сомнения, что Надежда Константиновна поможет ему. Слишком велик Союз, много у нее более крупных забот. Понимал Артем, что слишком малы его просьбы в масштабах строящегося нового государства.

Но его опасения были напрасны. В один из дней на него друг за другом пошли телефонные звонки из райкома партии, райисполкома, райкома комсомола и у всех один вопрос:

- Кому ты там нажаловался в Москве? Что нас тут всех раскрутили?

Тут понял Артем, что закрутилась партийно-государственная машина. Не забыла Надежда Константиновна его просьбы.

А когда пришли большие посылки из Москвы, радость у Артема и его друзей была неописуема. Тут были нужные книги и инструкции, сборные конструкторы, радиодетали, наборы инструментов и многое другое. Для станции это было “манной небесной” и ее кружки заработали еще активнее. Радиокружок вел здесь первый радист-самоучка района Павел Иванович Блинов. О нем будет рассказано отдельно.

В 1933 году за хорошую организацию работы станции юных техников Артем получил первую в своей жизни Почетную грамоту. Много у него будет потом наград и поощрений, но эту он ценил особо.

В декабре 1933 года Артема Хаймина перевели в райком комсомола заведующим пионерской организацией района.

- Скучать комсомольцам той поры не приходилось. Были созданы агитбригады из активистов. Я вошел в бригаду первого секретаря райкома ВЛКСМ, посланца питерских комсомольцев Григория Иванова. Еще в нашу агитбригаду вошли работник редакции Семен Сизихин (погиб геройски на фронте в декабре 1941 года под Смоленском, посмертно награжден орденом Красного Знамени), работники комитета физкультуры Махнев и Козлов, - вспоминал при встрече А. В. Хаймин.

- На лыжах мы обошли за зиму почти все отдаленные колхозы. Останавливались в каждом на 2-3 дня. Гриша Иванов проверял работу парторганизаций и правлений колхоза, проводили собрания с молодежью, которые заканчивались веселыми вечеринками, душой которых был С. Сизихин. Он же проверял работу ферм и подготовку к севу. Махнев и Козлов организовывали различные культурно-массовые и спортивные мероприятия с молодежью, - рассказывал дальше в своих воспоминаниях А. В. Хаймин.

А потом подошло время служить Артему в армии. Попал он на Дальний Восток, в Приморье, но послужить долго не довелось. Во время трудных боевых учений у него случился сердечный приступ. Его подлечили и демобилизовали. Он снова вернулся в ставшие для него родными Уни, работал здесь сначала инструктором райкома партии, а потом – помощником первого секретаря.

Вскоре его направили на работу в органы НКВД, а потом в МГВ. В органах внутренних дел и госбезопасности он прослужил вплоть до выхода на заслуженный отдых. Многие годы служба проходила в северных регионах страны. В звании майора он был выведен в отставку, жил в Ухте. Орле, в других городах, а последние годы – в Москве.

С выходом в отставку началась у Артемия Васильевича вторая жизнь. Этот неугомонный, обладающий большим жизненным опытом человек активно включился в общественную работу. Он выступал в школах и воинских частях, рассказывал о событиях, участником которых был, о становлении новой жизни, о развитии пионерского и комсомольского движения.


К нему всецело можно отнести слова из песни:


- Старость меня дома  не застанет,


Я – в дороге, я – в пути.


Прошедший суровую школу жизни, не взыскательный к условиям проживания, А. В. Хаймин ездил по стране. Ночуя в дешевых номерах гостиниц, у различных родственников и знакомых, но всюду нес правду новой жизни в массы.


Приведу лишь две короткие справки из его писем-отчетов:

- За два месяца 1988 года побывал в селе Шушенском, в городах Красноярске, Канске, Перми, Березниках, Кирове, Слободском. В 25 школах выступил 106 раз и один раз – в воинской части.

А в мае 1988 года А. В. Хаймин побывал на встрече комсомольцев 30-40 годов в Унях, провел беседы с ребятами в Унинской, Елганской, Сардыкской и Булатовской школах. Бывал он неоднократно в Унях и раньше.


С Артемом Васильевичем кроме официальных встреч мы долго беседовали лично два раза, последний – в 1988 году. Ему было уже за 70, но меня поражала в нем завидная четкость и логика мысли, какой-то скрытый потенциал духовной и физической энергии.


А ведь он не был богатырем, хотя таким мне представлялся. Когда приехали на встречу комсомольцы 30-40 годов, один из его бывших товарищей Л. Н. Князев воскликнул:


- Надо идти на встречу. Сам Артема приехал. Он был настоящим богатырем духа, а не тела, и это зачастую бывает более важно.


Вот еще одна справка из письма автору этих строк того же 1988 года:


- 12 декабря вернулся из трехмесячного путешествия по городам юга. Побывал в Севастополе, Феодосии, Краснодаре, Ставрополе. Пятигорске, Абинске, Железноводске, вернулся в Орел. Посетил 27 школ, выступил 69 раз на встречах. Навестил родных и знакомых.


Да, было другое время, другие возможности, но был и великий энтузиазм воспитанных в духе патриотизма людей. К таким людям относился и Артемий Васильевич Хаймин.

Подробнее Оцените материал:
 

VII. ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ.

от 20 июля 2009, 22:02, посмотрело: 1 625, комментариев:

VII. ОНИ БЫЛИ ПЕРВЫМИ.

В этой главе рассказывается о первых представителях ряда профессий и должностей в период становления новой жизни в районе. Это и директор станции юных техников А. В. Хаймин, и первый шофер района С. Л. Маслов, первый советский врач С. А. Ашихмин, первый электрик И. Г. Орлов, первая женщина-врач Д. К. Новокшонова, первый тракторист района А. П. Обухов, первый радист-самоучка П. И. Блинов, хирург-главврач М. Г. Кирьянов.
    
Подробнее Оцените материал:
 

Не все учреждения культуры...

от 20 июля 2009, 21:56, посмотрело: 2 055, комментариев:


Не все учреждения культуры были обеспечены кадрами, велика была их текучесть. Основная часть культпросветработников имела стаж работы до 1 года, остальные более 1-2 лет. Со средним образованием было 2 человека, с незаконченным средним – 17 человек и три работника имели лишь начальное образование.


Какие же задачи ставились перед работниками культуры, отделом культпросветработы? Приказ № 2 от 10 мая 1945 года «Об улучшении культпросветработы в районе» предписывал работникам культуры превратить избы-читальни, клубы, библиотеки и красные уголки в «подлинные центры культурно-просветительной работы, повседневно разъяснять населению смысл происходящих событий, решения партии и правительства, задачи современного момента, стабилизировать массы колхозников на выполнение и перевыполнение производственных планов, обязательств».


Большую работу проводили районный Дом культуры и районная библиотека. В Доме культуры работал Ю.И. Лощилов. Он обладал разносторонними талантами и заражал своим энтузиазмом всех окружающих. Умел петь, был прекрасным режиссером, ставил спектакли, играл в духовом оркестре, писал картины. Во время его работы директором ДК большим успехом пользовался сводный хор, насчитывающий более 100 человек.


Особое место в культурной жизни унинцев занимало кино. Люди с удовольствием ходили на киносеансы.


 С начала 50-х годов увеличивается количество сельских библиотек, которые постепенно вытесняют избы-читальни. Повышается профессиональный уровень работников библиотек, библиотекари стараются работать творчески, с душой. Несколько лет посвятили библиотечному труду Г.М. Татьянникова, О.Н. Лимонова, Р.Ф. Меньшикова, А.И. Козьмина, Р.И. Бердова, которой в 1983 году было присвоено звание «Заслуженный работник культуры РСФСР».


Значительные изменения в лучшую сторону произошли в этот период и в здравоохранении. Главным врачом тогда был преданный своему делу врач-универсал, хирург от Бога Михаил Григорьевич Кирьянов. Он был организатором хирургического, терапевтического, инфекционного и глазного отделений в Унинской больнице, подсобного хозяйства при ней. Он оставил в истории Унинской больницы одну из ярких страниц. И как дань уважения этому человеку, признания его заслуг Унинской центральной районной больнице присвоено его имя.


В работе здравоохранения района уделялось внимание улучшению санитарно-эпидемиологической обстановки. В районной больнице появляются врачи узкой специальности: педиатр Лукина, терапевт А.Е. Егоров, зубной врач Д.А. Созонтов, акушер-гинеколог Собакина.


Расширяются виды оказываемой  лечебной помощи. В 1950 году открываются женская и детская консультации, рентгенкабинет. В 1951 году – физиотерапевтический кабинет. С 1956 года в больнице стали проводить электрокардиографическое исследование. В этом же году открывается трахоматозный диспансер, которым заведовал Н.М. Захваткин, восстанавливается грязелечение.


Открываются две больницы на селе. Сардыкская участковая больница была образована в 1946 году. Первым врачом больницы работала Серафима Федоровна Дубовцева.


Большой вклад в становление и развитие больницы внес Алексей Матвеевич Вихарев, участник Великой Отечественной войны, награжденный орденом Отечественной войны II степени, двумя орденами Красной Звезды, многочисленными медалями, а так же значком «Отличник здравоохранения».

Порезская больница вновь возродилась с организацией Порезского района в 1945 году. С 1952 года пустили в эксплуатацию стационар. Хорошую память у односельчан оставили врачи – супруги Новоселовы, О.Г. Шмыкова, А.И. Обухова, В.И. Астраханцев, А.М. Рязанова и другие.

В 1950 году уроженец с. Уни врач Сергей Алексеевич Ашихмин, работавший в Унинской больнице с 1912 до 1930 года, получил звание «Заслуженный врач РСФСР», а в 1951 году за большие заслуги в области здравоохранения он был награжден орденом Ленина.


Врач Унинской больницы А.Е. Егоров был делегатом I Всероссийского съезда терапевтов, проходившего в Москве с 8 по 14 декабря 1958 года.


Настоящей гордостью унинцев стал наш земляк ученый-физик Владимир Семенович Обухов. Ученик патриарха советской науки Абрама Федоровича Иоффе, он стоял потом у истоков ядерной энергетики, работая в институте имени И.В. Курчатова непосредственно под руководством Игоря Васильевича. В.С. Обухов поднялся в науке до звезд первой величины. Доктор физико-математических наук, профессор он дважды был удостоен звания Лауреата государственной премии «За выполнение специального задания Правительства». Он награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», а также медалями и знаками.

Орденом Ленина был награжден и Петр Яковлевич Сырнев, уроженец с. Уни, тогда профессор Казанского университета.

Подробнее Оцените материал:
 

Вместе с тем, наряду с...

от 20 июля 2009, 21:52, посмотрело: 1 874, комментариев:



Вместе с тем, наряду с несомненными достижениями, сельскому хозяйству в конце 50-х начале 60-х годов был нанесен значительный урон из-за непродуманной аграрной политики Н.С. Хрущева. Внедрение в обязательном порядке кукурузы и сахарной свеклы в нашем северном крае на больших площадях, ликвидация МТС, обобществление личного скота при сокращении площади приусадебных участков – все это привело к тому, что снизился уровень жизни многих колхозников.


Именно с этих лет начался массовый отток населения из района. Всеми правдами и неправдами получая документы, люди уезжали из сельской местности: в город, на железную дорогу, на целину… Зачастую уезжали семьями, а иногда и целыми деревнями. Положение еще более усугубилось, когда в 1959 году Унинский район перестал существовать и влился в состав Фаленского района.


Говоря о развитии народного хозяйства нашего края, нельзя не упомянуть имена тех людей, которые возглавляли Унинский район в период с 1945 по 1959 год.


Первым секретарем РК ВКП (б) с 1947 года работал А.Ф. Шуткин, оставивший добрую память о себе. После него районную парторганизацию возглавляли Д.П. Шихов, В.П. Горшков. Председателями райисполкома работали М.А. Сорокин, В.К. Баранов, А.О. Лянгазов, В.И. Кряжев, Герой Советского Союза, депутат Верховного Совета РСФСР, С.Ф. Копысов.


Райком ВКП (б) (с 1952 – РК КПСС) и райисполком уделяли внимание не только производственной, но и социально-бытовой сфере.


В конце 50-х годов в с. Уни начинается строительство водопровода. На 6 сессии районного Совета народных депутатов 27 февраля 1958 года в докладе «О плане развития народного хозяйства на 1958 год» отмечалось, что на строительство водопровода израсходованы средства в сумме 30 тысяч рублей. С пуском в 1961 году водонапорной башни начали функционировать первые линии водопровода.


Уделяется внимание и состоянию народного образования в районе. Одной из задач просвещения была ликвидация неграмотности населения, поскольку в послевоенное время неграмотные еще оставались, особенно среди пожилых деревенских жителей.


В конце 40-х годов  в районе насчитывалось 30 школ с числом учащихся 4518. Учебный год начинался 1 октября. В связи с отрывом учеников на сельскохозяйственные работы, итоги обучения порой оказывались неутешительными. За один только 1946-47 учебный год по району на второй год обучения осталось 748 учащихся.


Заведующим РОНО с 1946 года работает Сергей Георгиевич Преснецов, уделяющий большое внимание вовлечению всех детей в учебный процесс.


В послевоенные годы на территории Унинского района располагалось несколько детских домов.


Еще в 1931 году в с. Порез был открыт детский дом № 54 на 100 мест. Он работал до сентября 1953 года. В 1935 году в с. Сосновка открылся детский дом № 49, работавший до сентября 1956 года. В этих домах жили дети-сироты Унинского района и других районов области.


В 1941 году в Сосновский детский дом прибывает 289 детей, эвакуированных из Ленинградской, Вологодской областей.


В начале войны открывается еще три детских дома. В сентябре 1941 года начал работу детский дом № 58 в д. Зематы, где проживали эвакуированные из Ленинграда дети. Работал детский дом до июля 1948 года.


15 октября 1941 года в Уни из Ленинграда и Ленинградской области эвакуируются три детских дома: № 58, № 59 и «Юный коммунар». Обустраиваются они в приспособленных зданиях. Позднее эти детские дома объединились в один детский дом № 52, называвшийся «Юный коммунар».


В 1946 году часть детей отправили в Леденцово, часть – в Русский Сурвай.


В 1941 году открылся Утинский детский дом. Сюда прибыл Жадинский трудовой детский дом. Работал он до августа 1954 года.


За успехи в области народного образования многие педагоги отмечены высокими наградами. Орденом Трудового Красного Знамени награждены Анна Никитична Метелева, Анна Григорьевна Попова, Васса Александровна Зубарева, Елена Михайловна Бармина. Орден «Знак Почета» вручен Зое Кирилловне Хозяйкиной.


Очень активно в эти годы работает комсомольская организация. Всегда в гуще важных и интересных комсомольских дел была Юлия Ивановна Пантелеева, вожак районной комсомольской организации с 1948 года по 1952 год.


Ярким событием вошло в историю участие унинской делегации в работе 6 Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходившего в июне 1957 года в Москве. Возглавлял нашу делегацию Г.И. Саламатов, первый секретарь РК ВЛКСМ. В состав делегации входили также А.И. Шулятьев, механизатор Сардыкской МТС, К.С. Бельтюкова, зав. фермой колхоза им. Сталина,  Н.Д. Мальцева, овцеводка  колхоза «Ударник» (д. Багеи).


Происходят изменения в культпросветработе. 21 апреля 1945 года решением райисполкома № 344 организуется Унинский отдел культпросветработы. Учреждения культуры выходят из подчинения РОНО и переходят в ведение этого отдела. Первым заведующим был Алексей Степанович Бородулин.


В районе работало 15 изб-читален, РДК и 4 библиотеки: Унинская районная, Сардыкская, Елганская, Утинская. Порезская входила в Порезский район). В селе Уни работала партийная библиотека.


Материальная база учреждений культуры была очень низкой. Восемь культпросветучреждений не имели собственных помещений, не говоря уже о мебели, музыкальных инструментах, книгах - всего этого катастрофически не хватало.




ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ>


4

Подробнее Оцените материал: