Хирург от Бога

от 20 июля 2009, 22:26, посмотрело: 2 886

Хирург от Бога


19 сентября 2003 года была увековечена память замечательного человека, хирурга, как говорят, от Бога, бывшего главного врача Унинской больницы Михаила Григорьевича Кирьянова. В торжественной обстановке его имя было присвоено Унинской центральной районной больнице. Это заслуженное признание его огромного труда, вложенного в становление и развитие не только медицинской службы в этой больнице, но и всего здравоохранения в районе.


М. Г. Кирьянов родился в 1888 году в деревне Большая Шелекша в Нижегородской губернии. Судьба приготовила ему серьезные жизненные испытания уже с раннего детства. Он рано лишился родителей и с 12 лет был вынужден сам зарабатывать себе на жизнь. Хорошую трудовую закалку получил Михаил, будучи рабочим на Сормовском заводе.

Тяга к знаниям зародилась у него рано и он, преодолевая все трудности жизни, упорно шел к намеченной цели. Сначала он сдал экстерном экзамены за курс городского училища, а потом успешно закончил фельдшерскую военную школу.


В годы первой мировой и гражданской войн он шесть лет служил военным фельдшером, был отмечен за проявленную отвагу и добросовестное несение службы двумя царскими наградами. Затем его направляют на учебу в Нижний Новгород, а после окончания здесь медицинского факультета в 1927 году переводят на работу на Северный Кавказ. Здесь он также добросовестно служил людям, но по семейным обстоятельствам вынужден был просить о переводе его в родной Нижегородский край. Его просьба была удовлетворена и он был направлен в больницу с. Уни Нолинского округа в 1930 году.


Одну из ярких страниц вписал Михаил Григорьевич в историю Унинской больницы. Он прибыл сюда  уже опытным врачом-универсалом, хотя был хирургом. Став главным врачом больницы, он развернул кипучую деятельность  по совершенствованию здравоохранения в районе.



В больнице по его настоянию начали вводить специализацию в оказании медицинской помощи. Были организованы хирургическое, терапевтическое, инфекционное и глазное отделения. Он делал все возможное, чтобы обеспечить их кадрами, мединструментами, хотя сделать в ту пору это было нелегко.


Работал М. Г. Кирьянов, не считаясь со временем и отдыхом. Наряду с врачебной, много времени уделял  и  хозяйственной работе. Благодаря его стараниям и хлопотам в 1936 году в Унинской больнице был установлен ветряной двигатель, смонтирован местный водопровод и налажена подача воды в здания. Это было большим достижением для больницы.


Учитывая положение с заболеваемостью населения, М. Г. Кирьянов уделял большое внимание санитарно-профилактической работе. Благодаря его содействию и требовательности была хорошо налажена санитарно-эпидемиологическая работа, что позволило резко сократить инфекционную заболеваемость в районе. Это способствовало  своевременному выявлению и диагностике болезней, особенно с открытием в 1942 году клинической лаборатории в больнице.


В этом же году М. Г. Кирьянова, несмотря на возраст (ему было 54 года), направляют в г. Киров, где он работал старшим хирургом в военном госпитале. В 1943 году он вновь возвратился в Уни.


Михаил Григорьевич был человеком долга и чувства большой ответственности за дела. Он вставал рано и по утрам обходил все участки и хозяйственные службы больницы, спрашивал о нуждах больных и медработников, вникал во все дела. К “пятиминуткам” (утренним совещаниям) он знал все положение дел в больнице, поэтому поручения давал конкретные и требовал по военному, чтобы ему докладывали об исполнении. Любил во всем порядок и дисциплину. К подчиненным и больным он был строг, но справедлив и внимателен к их нуждам.


Это подтверждает в своих воспоминаниях ветеран войны и труда, бывшая медсестра больницы А. И. Свинина, работавшая с М. Г. Кирьяновым до и после войны:


- Михаил Григорьевич строго спрашивал с подчиненных за выполнение служебных обязанностей и своих поручений. Он мог встать в 2-3 часа ночи и проверить любое подразделение. Но в обращении с людьми всегда был прост, к нему можно было обратиться по любому вопросу, всегда выслушивает, поможет.


К операциям готовился тщательно, делал их много, решения принимал сам. Ведь консультаций из Кирова со специалистами не было. Во время операций к подчиненным и ассистентам был строг, сам работал спокойно, уверенно, искусно. А ведь условия были не теперешние. В операционной работали с лампами. Маска была маленькая, наркоз давали эфиром. Руки обрабатывали щелоком, не всегда хватало мыла.


А вот что говорит о М. Г. Кирьянове бывшая операционная сестра Н. А. Точилова, работавшая в больнице с 1942 года:


- В коллективе Михаил Григорьевич пользовался огромным уважением. Умный, отзывчивый, он никогда не наказывал провинившегося, а вызовет к себе в кабинет, разъяснит ошибки и скажет: “Уволить не уволю, а работать заставлю…”. Кадры ценил. Относился к их нуждам очень внимательно. Словом, для нас Кирьянов был святой личностью.


Большое горе, голод, холод, разрушения и новую вспышку заболеваемости принесла народу война. В больнице не хватало перевязочного материала, вместо ваты использовали мох сфагнум, обладающий антисептическими свойствами. Его зашивали в мешочки из тканей, принесенных больными, и накладывали на раны после обработки. В то время на все хирургическое отделение в больнице было три 20-граммовых шприца.


Не хватало продуктов питания, от голода страдали взрослые и дети, больные и медперсонал. М. Г. Кирьянов работал на износ, старался всем возможным помочь людям. В больнице расширяется подсобное хозяйство. Садили картофель, капусту, другие овощи, держали пять коров и быка. Бык был для больницы и тягловой силой. На нем пахали больничный участок, возили дрова. Автотранспорта в больнице не было.

В войну и после нее резко возросла инфекционная заболеваемость, появились новые вспышки сыпного и брюшного тифа, трахома, грибковые кожные заболевания, педикулез. Дизентерией болели целыми семьями.

Под руководством М. Г. Кирьянова коллектив больницы работал в напряженном режиме. Особое внимание было уделено улучшению санитарно-эпидемиологической обстановке в районе. Без этого было не победить широкую инфекционную заболеваемость.

В этот период стала развиваться и расширяться специализированная медицинская помощь. В начале 50-х годов 20 века открылась женская и детская  консультации, начал работать рентген-кабинет, в 1951 году открыт физиотерапевтический кабинет.


В район стали прибывать врачи узкой специализации: педиатр, акушер-гинеколог, кожно-венеролог, фтизиатр, зубной врач, окулист. Вот что вспоминает о том периоде и о М. Г. Кирьянове заслуженный врач РСФСР А. Е. Егоров, проработавший уже в Унинской больнице 58 лет:


- Нас, тогда молодых врачей, хирург Кирьянов приглашал на операции в качестве ассистентов. И тут я воочию убедился,   каким хирургом широкого профиля он был. Я присутствовал на операциях по удалению аппендицита, непроходимости кишечника, заворотов кишок, перфоративной язвы желудка, на операциях при холециститах, гнойных отитах и плевритах, внематочной беременности, удалении зоба, операциях на веке при трахоме, а также при различных травматических повреждениях.


Во время операций Михаил Григорьевич действовал смело, решительно, но в то же время расчетливо и предусмотрительно. Именно он первый в истории Унинской больницы начал делать внутриполостные операции.


Это был очень грамотный, эрудированный человек, специалист высокой квалификации. Он всегда шел в ногу со временем, до последних дней жизни занимался самообразованием. Его библиотека насчитывала более 1000 книг и часто пополнялась новинками медицинской литературы.


Работал М. Г. Кирьянов, не считаясь со временем, не щадя себя и свое здоровье служил людям. Он никогда не жаловался на трудности жизни, любил веселую шутку, юмор, что в какой-то степени помогало ему в такой обстановке.


Но силы человека не беспредельны. М. Г. Кирьянову утром в начале июня 1955 года прямо в рабочем кабинете стало плохо. Диагноз – инсульт. Трое суток он был без сознания. Все усилия врачей, вызов областного невропатолога не дали нужного результата. 5 июня 1955 года Михаила Григорьевича не стало.


Не стало Человека с большой буквы, хирурга от Бога. Проводить его в последний путь собралось очень много народа. Это была настоящая людская скорбь, дань уважения и признательности этому человеку, верой и правдой служившему людям.