Канахинское сельское поселение

от 13 августа 2009, 10:45, посмотрело: 4 100

         Канахинский сельский Совет образован на основании  решения Унинского райисполкома № 55 от 10 марта 1972 года.

         В него вошли населенные пункты, переданные из Утинского сельского Совета: Канахинцы, Коркинцы, Северная, Говязенки, Давыденки, Куприно, Чучкалы, Танаи, Костоломы (Унинский районный архив ф. 1, оп. 1, д. 390,

л. 181. Протокол № 4).

         Распоряжением главы Унинского муниципального района от 22 августа 2007 года «О реорганизации органов местного самоуправления поселения в связи с преобразованием муниципальных образований Унинского муниципального района» в состав Канахинского сельского поселения вошли населенные пункты Булатовского и Утинского сельских поселений.

 

д. Канахинцы (Канахинская) – 31 двор, 98 жителей

 

            Когда возникла деревня Канахинцы, точно неизвестно. Известно лишь, что названием деревня обязана первому поселенцу Канаху. Первоначально деревня располагалась на месте, где сейчас находится улица Труда. Шесть домов располагались отдельно и назывались Выселком. Фамилии коренных жителей: Деришевы, Четвериковы, Овечкины. Жили в деревне русские. Веры были православной, но были и старообрядцы.

         Деревня была крепкая, особенно большое хозяйство принадлежало Игнату Гавриловичу Бушмакину. У него был большой восьмиугольный дом, с амбарами и хозяйственными постройками. Имелись жнейки, молотилка, льномялка.

         После революции в деревне образовался колхоз «Путь к социализму». Записано со слов Пелагеи Игнатьевны Четвериковой, 1904 г.р., уроженки д. Канахинцы


                  Позднее в результате укрупнений и разукрупнений 14 августа 1965 года образовался совхоз «Земледелец». 21 год его  возглавлял Николай Васильевич Востриков, которому решением районного Собрания депутатов от 2 июня 1998 года присвоено звание «Почетный гражданин Унинского района» [97].

         Канахинцы сегодня – центр Канахинского сельского поселения и СПК «Земледелец». В деревне расположены:  девятилетняя школа, библиотека, Дом

культуры, магазины, фельшерско-акушерский пункт. Ведется индивидуальное строительство жилых домов.

 

д. Береговая (Свиньи, починок Свиньинский) – 19 дворов, 48 жителей

         В деревне было до 30 домов в одну улицу. Деревня относилась к Сардыкской волости. С образованием сельских Советов, деревня вошла в Сардыкский сельский Совет. В 1959 году в связи с укрупнением колхозов д.Свиньи выбыла в Утинский сельский Совет. С образованием в 1972 году

Канахинского сельского Совета, земли бывшей к тому времени деревни

отошли к нему.   (Унинский районный архив  ф.1, оп.1, д.390, л.18. Протокол № 4).

         До революции  проживало более 130 человек. Из местных промыслов  преобладало прядение, из отхожих -  торговля мочалом. Этим занимались 22 человека.Школьный лес

         В период коллективизации образовался колхоз «Трудовик». Были в деревне мастера. Марк Степанович Четвериков изготавливал сани, телеги, кадки. Николай Михайлович Свинин был портным, шил одежду, за материалами ездил на Унинский базар.

         В 1965 году деревня Свиньи из-за своего неблагозвучного названия была переименована в Береговую.

Деревня стала угасать после ликвидации фермы в 1960-х годах. На работу нужно было ездить в Канахинцы. Последний ее житель Четвериков М. С. покинул деревню в 1968 году.

                            *Записано со слов Ходыревой Валентины Марковны,

                            1941 г.р., уроженки д. Свиньи      

Деревня ликвидировалась в 1969 году  (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д.249, л.28).

 

д. Бушмели (починок Бушмелевский) – 29 дворов, 86 жителей

         Деревня располагалась недалеко от д. Коркинцы. До войны в деревне было 50 хозяйств. Дервня была в одну улицу, в стороне находилась «Слободка» - 10 домов.

         До революции жители деревни занимались разными промыслами. Так как край лесной, то гнали деготь, изготавливали сани, колеса. Несколько человек работали ямщиками, уезжали на заработки по всему уезду.

         В период коллективизации образовался колхоз «Советский работник». В это время раскулачили Бушмелева Николая Федоровича, который занимался торговлей. Все его имущество забрали, а из большого пятистенного дома сделали клуб.

         Во время войны мужчины ушли защищать Родину, а женщины и подростки работали в тылу. После войны жизнь в деревне была тяжелой, непосильные налоги не давали возможности крестьянам жить более или менее хорошо. Мясо, молоко, шерсть, яйца – все нужно было отдавать государству.

 

Но жили дружно, отмечали все праздники. Собирались в клубе, в то время зав. клубом работал Бушмелев Иван Степанович. Играли, плясали, пели.

         Решением Кировского облисполкома от 2 сентября 1963 года деревни Бушмели и Коркинцы были объединены в одну деревню – Коркинцы.

         Последними покинули деревню  Бушмели Брызгаловы Виталий Семенович и Татьяна Григорьевна. А до 1999 года в деревне жил охотник Бушмелев Евгений Васильевич.

*Записано со слов Бушмелевой Нины Ивановны,1930 г.р., уроженки д. Бушмелевы, проживает в д. Канахинцы

 

д. Говязенки (починок Говязинский, Над рекой Оленихой) – 13 дворов, 51 житель

         Деревня была небольшая, до 15 дворов, относилась к Леденцовской волости, а позднее к Утинскому сельскому Совету. Деревня располагалась в одну улицу. Жители носили, в основном, фамилию Говязины.

         Образованная сельхозартель получила название «Гурьевская». Председателем был Кудрин Максим Иванович. Площадь, закрепленная за сельхозартелью, равнялась 348 га. Позднее несколько гектаров постановлением СНК СССР  было изъято под тракт Уни – Валамаз.

         Школы в деревне не было, учились в с.Уть. Не было также ни магазина, ни библиотеки, ни клуба. Молодежь собиралась у кого- нибудь в доме.

                            *Записано со слов Гребенкина Леонида Парфеновича,

1922 г.р.

Деревня ликвидировалась в 1976 году (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д.356, л.60).

 

д. Давыденки (починок Давыдовский, Еловый Мыс) – 19 дворов, 58 жителей.

         Деревня относилась к Леденцовской волости, а позднее, к Утинскому сельскому Совету. Была построена в одну улицу. В конце XIX века в деревне насчитывалось 30 дворов  с числом жителей 170. Около деревни протекало две речушки, был родник под горой. Основные фамилии  жителей деревни – Шутовы. Занимались в деревне пчеловодством, рыбалкой (у деревни был свой пруд), и, конечно, земледелием. Выращивали лен, овес и другие культуры. Славилась деревня своими плотниками. Шутов Василий Ефимович и Шутов Петр строили замечательные дома.

         В период коллективизации в деревне образовался колхоз «Красная Заря». После первого укрупнения  д. Давыденки стала центром колхоза.

         Школы своей в деревне не было, дети учились в Костоломах, где была  четырехклассная школа, находилась она прямо в конторе. Заведовала ею Злобина Анна Григорьевна. В библиотеку приходили читатели из всех ближайших деревень: Куприно, Танай, Пермяков, Говязенок, Борон, Костоломов. Люди разъехались из деревни в 1970-е годы.

*Записано со слов Кудрявцевых Галилея Николаевича, 1934г.р. и Эмилии Александровны, 1941г.р., уроженцев

д. Давыденки.

         Деревня ликвидировалась в 1981 году (Унинский районный архив ф.15, оп. 1, д. 446, л. 49). Снята с регистрации решением Кировского облисполкома № 137 от 9 марта 1987 года.

 

д. Коркинцы (починок Чумаковский, починок Коркинский) – 48 дворов, 157 жителей.

         Назвать точный год образования деревни сложно, скорее всего,  это конец XVIIIвека. В числе первых русских поселенцев в этих местах стал жить крестьянин Коркин. От его имени, по всей вероятности, произошло название деревни.

         Первые годы крестьяне занимались натуральным хозяйством. Женщины и девушки  пряли, ткали, шили одежду. Мужчины плели лапти, выделывали шкуры, дубили овчины, гнали деготь. Жители носили фамилии Носковы, Брызгаловы, Попцовы, Федосимовы, Шульмины, Бельтюговы.

         К началу ХХ века в деревне насчитывалось 40 дворов. Появились свои торговцы. Гавриил Никитьевич Носков торговал скотом и рогожами, сладостями. Выпекал сушку для продажи Амельян  Трофимович Носков. Впоследствии оба они были раскулачены.

         В мае – июне 1919 года в деревне Коркинцы, как и в некоторых других деревнях Леденцовской волости, квартировали красноармейцы 30-й дивизии. Не сразу и нелегко проходила в деревне коллективизация. Колхоз сформировали в 1936 году. Назвали его «Имени  XVII партсъезда».

         Первым председателем был Александр Кузьмич Бельтюгов. Деревня разрасталась, в 1936 году насчитывалось 70 дворов. Были в деревне  сельский Совет, клуб, школа, пекарня. На войну ушли 39 человек. Из деревни стали уезжать люди после объединения колхозов [51].

         В 1997 году деревню покинули ее последние жители [65].

 

д. Костоломы (починок Костоломовский) – 31 двор, 99 жителей

         По утверждению старожилов, деревня раньше носила другое название – Малые Князевцы. А переименовали деревню из-за земельной тяжбы. Мужики-крестьяне за землю держались крепко, не хотели ни метра лишнего отдавать под общественные запашки. Первые жители из православных – Пойловы, их старообрядцев - поповцев – Гребенкины. Позднее в деревне появились фамилии Пермяковы, Шишкины. Деревня разрасталась, в лучшие годы в ней насчитывалось до 46 дворов.

         После годов НЭПа создали в Костоломах сельхозартель «Новая жизнь». Первым председателем выбрали Лаврентия Тимофеевича Пойлова. У зажиточных  крепких крестьян отобрали имущество и скот.

         Началась война, 30 мужчин ушли на фронт, из них 25 не вернулись.

Многие из деревенских жителей во время войны работали в Утинском детском доме. После войны стали появляться в Костоломах пустые избы…[42].

         Деревня ликвидировалась в 1993 году (Унинский районный архив ф. 21, оп.1, д. 787, л. 19.)

 

д. Куприно (починок Купринский) – 29 дворов, 119 жителей

         Деревня Куприно, как и большинство деревень в нашем районе,

появилась лет 300 тому назад. По рассказам, передаваемым от дедов и отцов, стало известно, что деревню основал крестьянин Куприян Кудрявцев, выходец из деревни Леденцово. Он как-то прослышал, что в лесах (на месте будущей деревни) удмурты собирают мед от диких пчел. На этом месте он построил себе дом и переселился сюда вместе с семьей. Позднее Куприян пригласил к себе жить крестьянина из Уней по фамилии Шмаков. Эти фамилии и стали коренными.

       Золотая осень Пруд в бывшей деревн Куприно  Постеренно деревня разрасталась. На одном угоре было Большое Куприно, на другом – Малое Куприно. Улицы были односторонние. В середине XIXвека в деревне насчитывалось 35 дворов, жили в них 279 человек. Постепенно и в эти глухие места стал проникать капитализм. Появились и свои торговцы. В Куприно занимался торговлей Лаврентий Дмитриевич Кудрявцев.

         Советская власть в деревне была провозглашена весной 1918 года. В период коллективизации образовались два колхоза:  в Малое Куприно – «Труженик», председателем избрали Дмитрия Трофимовича Кудрявцева; в Большом Куприно – «Имени Кирова», председатель Ефим Андреевич Шмаков. Коллективизация в Куприно прошла более организованно, чем в других местах. Зажиточных крестьян, не желающих вступать в колхоз, облагали большим налогом, твердым заданием, некоторых просто раскулачили. Но постеренно новая жизнь стала налаживаться. В колхозе «Труженик» развели в пруду карпа, завезли чернобурых лисиц. Незадолго до войны колхозы объединились. На трудодень колхозники получали 7-8 килограммов зерна, давали карпов, мед (была своя пчелопасека). Были также мельница, кузница, открыли начальную школу, начали думать о строительстве своей электростанции, но помешала война. На фронт ущли около 50 человек, среди них две девушки: Любовь Павловна и Евдокия Федоровна Кудрявцевы. На полях сражений осталось 25 человек.

         После войны деревня волею судьбы переходила из одного хозяйства в другое, без всякого на то желания и согласия жителей. В связи с укрупнением хозяйства, в деревне перестали вести строительство, закрылась школа, и судьба ее была предрешена.

         В 1963 году решением Кировского облисполкома деревни Малое Куприно и Большое Куприно были объединены в одну деревню Куприно.

         Дольше всех держались за деревню старушки, но и они были вынуждены покинуть родные места. Последней из жителей уехала Екатерина Михайловна Кудрявцева в 1982 году [52].

 

         Деревня ликвидировалась в 1988 году (Унинский районный архив ф. 21, оп.1, д. 592, л. 28.)

 

д. Пермяки (починок Пермяковский, выселок из с. Ути) – 12 дворов,

28 жителей

         Деревня находилась в трех километрах от села Ути и 15 километрах от д. Канахинцы. Относилась она к Утинскому сельскому Совету, а с созданием Канахинского сельского Совета  стала частью его площадей.

         Существует легенда, которая рассказывает о том, что Пермяки были основаны людьми, бежавшие с Демидовских заводов Пермской губернии, поэтому можно утверждать, что образовалась она примерно в первой половине XVIIIвека.

         Фамилия коренных жителей – Быдановы. У каждой семьи было достаточное количество земли. Выделялся своей хозяйственностью Быданов Павел Кузьмич. Он имел маслобойню и кузницу.

         Примерно в 1929-1930 гг. создали колхоз «Путь колхозника». Председателем его был Быданов Василий Григорьевич. В годы коллективизации был репрессирован Быданов П. К..  Его арестовали ночью и увезли в неизвестном направлении. Лишь много лет спустя, он был реабилитирован посмертно. Другие зажиточные крестьяне были обложены так называемым «твердым заданием».

         На защиту Родины из деревни ушли 14 человек, половина из них не вернулись. В 1948 году прошло первое укрупнение колхоза. Объединились Пермяки, Давыденки, Костоломы. Главная усадьба находилась в Давыденках, поэтому люди из Пермяков  стали уезжать. Второе укрупнение, а за ним и третье ускорили этот процесс. К тому же в 1965 году деревня была признана неперспективной. Последние жители покинули деревню в конце 1960-х – начале 1970-х годов [69].

         Деревня ликвидировалась в 1970 году (Унинский районный архив ф. 21, оп. 1, д. 26«а»)

 

д. Попцы (починок Попцовсий) – 2 двора, 3 жителя

         Деревня была расположена при Талом ключе. Была не очень большая, до 25 дворов. Дома в деревне располагались в одну улицу и построены были на одной  стороне. В период коллективизации несколько человек раскулачили и выслали. В деревне же образовали сельхозартель, которая называлась «Попцовская». Председателем был Попцов Алексей Андрианович.

         Во время войны жили особенно трудно. А после войны в колхозе осталось два быка и одна лошадь. На них сеяли и пахали. Люди стали уезжать из деревни.

                            *Записано со слов Попцовой Надежды Максимовны,

1917 г.р., уроженки д. Попцы.

 

         Деревня ликвидировалась в начале 1960-х годов  (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д. 189, л.22).

 

д. Сандалы (починок Сандаловский) – 9 дворов, 24 жителя

         Нет давно этой деревни. А деревня была красивая, располагалась на возвышенности. Рядом лес, речка. Говорят, что название деревни от фамилии Сандалов. С такой фамилией в деревне жил старовер, твердый был человек. Нанимал жителей деревни к себе на работу, угощал не из своей посуды, а из специальной – «мирской».

         Деревня была богатая, несколько домов было двухэтажных, обшитых. В общей сложности насчитывалось примерно 30 домов, на заложицы. У Сандалова была своя маслобойня, еще один житель деревни торговал красным товаром. Их, как и других, наиболее зажиточных раскулачили, а имущество  передали в колхоз «Ударник». С этого и начался развал деревни.

Народ, покидая родные места, как в воду канул [62].

         Деревня ликвидировалась в 1968 году (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д.235, л.51)

 

д. Северная (Бороны, починок Барановский, займище Савина, Овечкина) – 16 дворов, 62 жителя

         Деревня располагалась на две улицы. По середине деревни проходил лог. По данным статистики, в конце XIXвека в деревне насчитывалось 18 домов, проживало 109 человек. Практически в каждом доме занимались каким – либо ремеслом, но, в основном, нанимались на паденную работу к более богатым в свою или соседнюю деревни. Уходили на заработки в Сарапульский уезд.

         После революции активистами и пропагандистами новой жизни стали два брата  Даниил Федорович  и Артамон Федорович Овечкины. Образованную сельхозартель назвали «Горная». Председателем ее был Овечкин Михаил Леонтьевич. Было развито в деревне пчеловодство, рыболовство (был большой пруд).

         Жительница деревни Овечкина Валентина Ивановна 18 лет отработала на тракторе, была бригадиром тракторной бригады. В 1965 году деревня Бороны была переименована деревню Северная. Люди из деревни разъехались в начале 1970-х годов.

                            *Записано со слов Гребенкина Леонида Парфеновича, 1922 г.р.

         Деревня ликвидировалась в 1976 году (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д.356, л.60).

 

д. Танаи (Большие Танаи и Малые Танаи) – 38 дворов, 102 жителя

         Вдоль речки Сунда на угоре раскинулась деревня Большие Танаи, а на низинной стороне – Малые Танаи. Большие Танаи, по всей вероятности, появились раньше, да и земли имели больше. Отсюда и название.

 

Деревни стояли недалеко от дороги, выходившей на Казанский тракт. Старожилы рассказывали, что по этой дороге приезжали с товарами татары. Фамилии коренных жителей – Беспятых, Сунцовы, Троегубовы, Погудины, Калинины.

         Жили в деревне и торговцы, и мастеровые люди. Филипп Иванович Беспятых занимался торговлей. Продавал скот Михаил Захарович Погудин.

А вот Алексей Лаврентьевич Погудин по договору с Ижевским заводом делал деревянные части к винтовкам. Делали мастера и телеги, и сани, и кадки, и бураки и многое другое. Продукцию свою Танаевские крестьяне привозили на Унинский базар, а также в другие уезды губернии и в

Удмуртию.

         После установления Советской власти стали образовываться ТОЗы, сельхозартели. Танаи не стали исключением. В деревне Большие Танаи колхоз назывался по названию деревни, а в Малых Танаях – «Путь к зажиточности». В период коллективизации раскулачили Беспятых Ф. И.

         В 1936 году по вине детей случился пожар, сгорело 15 домов. Никто из родной деревни не уехал, отстроились заново. На фронт в Великую Отечественную войну ушли почти все мужчины, а вернулось… можно по пальцам пересчитать. После войны последовало несколько укрупнений, деревне стало меньше уделяться внимания, и, как результат, она постепенно угасла. Но люди стали разъезжаться из деревни не только в 1960-е годы, но и раньше из-за бедных трудодней, отдаленности от центра, плохих дорог. В 1963 году  решением исполнительного комитета Кировского областного Совета депутатов трудящихся от 2 сентября деревни Малые Танаи и Большие Танаи объединены в одну – Танаи.

         Через два года деревня была признана неперспективной, закрыли школу, магазин. Поехала из деревни молодежь, а за ними люди постарше. Большинство живут за пределами Унинского района.

*Записано со слов Погудина  Алексея Степановича,1932 г.р., жителя д. Танаи, проживает в д. Канахинцы

         Деревня ликвидировалась в 1972 году (Унинский районный архив ф. 21, оп.1, д. 311, л. 71.)

 

д. Четверики (починок Высокой Степи, Малые Заложены) – 17 дворов, 54 жителя

         Деревня расположена совсем рядом с деревней Канахинцы. Образовалась она, по-видимому, позднее Канахинцев, так как называлась первоначальноМалые Заложены, т. е. небольшая улица. Коренные фамилии – Четвериковы. Жили так же Пасынковы, Ардашевы, Кутергины. Деревня была небогатая, в период коллективизации никого не раскулачили. Во время войны около мельницы построили электростанцию.

         Была в деревне и своя кузница, кузнецом в ней работал Четвериков Иван Васильевич. Жители деревни, кроме основной земледельческой работы, занимались выделкой шкур, плетением лаптей. Женщины пряли, ткали,

 

а Четверикова Анна Прокопьевна шила тулупы, шубы, шапки.

         Школы в деревне не было, учились в Куприно, за два километра от Четвериков.

*Записано со слов Кутергина Ивана Дмитриевича, 1933 г.р., уроженца д. Четверики.

         Решением Кировского облисполкома от 2 сентября 1963 года деревни Четверики и Канахинцы объединены в одну деревню Канахинцы.

 

д. Чучкалы (починок Чучкаловский, починок над Пьяностепской Мельницей) – 21 двор, 65 жителей

         Деревня располагалась на речке Чукшезе, что в переводе с удмуртского означает «горная». По легенде первые русские поселенцы появились в конце XVIIIXIXвека, пришли с реки Белой, с северных краев искать благодатную землю. Починок получил свое название по фамилии  первых переселенцев. Позднее сюда пришли фамилии  Смердовы, Потаповы, Беляевы, Алыповы. Занимались в деревне извозом, жили также дроворубы.

         Революционные времена коснулись деревни, но менее трагично, чем   Леденцово (деревня относилась к Леденцовской волости). В 1930 году образовалась артель, первым председателем которой стал Василий Матвеевич Мартынов. В колхозе была мельница, смолокуренный завод, было развито животноводство. Школы не было, дети учились в Леденцове.

         На войне погибли 15 чучкаловских мужчин. После войны, как и во все ее  время,  жили впроголодь. Когда началось укрупнение колхозов, народ из деревни стал уезжать, [38].

Деревня ликвидировалась (Унинский районный архив ф.21, оп.15, д.521, л.55.) Снята с регистрации решением облисполкома № 137 от 9 марта 1987 года.

 

Большие Булатовцы (починок Булатовский, Высокий Мыс над Талым ключом) – 53 двора, 228 жителей

         Старообрядческая деревня. Образована более двух веков назад, расположена среди лесов. Вся жизнь в деревне была связана с лесом и землей. Не одна и не две делянки леса было вырублено для строительства домов. Жители деревни не хотели никаких  изменений в жизни. Деревня была большая, но школы долгое время  не было: для староверов считалось большим грехом учить детей в школе. Школа открылась только в 1928 году в здании деревенской избы. Настоящая школа была построена после введения обязательного начального образования.

         Булатовский сельский Совет создан в 1929 году. Центром сельского Совета являлась д. Большие Булатовцы. Первоначально назывался Большебулатовский сельский Совет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов. Первым председателем сельского Совета был Рябов Алексей Андрианович [90].

        Образованный колхоз назвали «Новый путь». После укрупнения колхозов в 1951 году, Б-Булатовцы стали центром пяти объединенных колхозов. Название осталось прежним.

*Записоно со слов Брызгаловой Евдокии Ивановны, проживает в г. Тюмень ул. Жуковская д.86 кв.6

         Настоящее время  в деревне Булатовцы имеются библиотека, Дом культуры, фельшерско - акушерский пункт, магазин.

 

д. Агаповцы (починок Агаповский)

         Деревня была небольшая, 10-11 домов. Агаповцы сначала относились к Корчинскому сельскому Совету, а затем – к Игнатьевскому. Был свой колхоз. До войны его председателем был Андрей Осеонович, а во время войны Арафалова Прасковья Николаевна. Была в деревне своя кузница. Гнали деготь, плели лапти. Пряли, ткали – этим и жили. Вечерами собирались на посиделки. Деревня горела три раза, но каждый раз отстраивались вновь.

                                      *Записано со слов Вологжаниной Юлии Ивановны,

                                      1929 г.р., уроженки д. Агаповцы.

Деревня ликвидировалась в 1952 году (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д. 95, л. 58).

 

д. Бельтюги (починок Бельтюговский, Сверх Ирзертских верховин) – 12 дворов, 54 жителя

         Деревня располагалась недалеко от деревни Булатовцы. Пахотной земли в деревне было немного, потому что лес подступал к самой деревне. При единоличном ведении крестьянского хозяйства каждая семья располагала  длинной полоской земли, проходящей через все поле. На ней сели рожь, овес, лен. Каждая полоска имела свое название – «ластыши», «кокляны», «кулиги» и т.д.

         Более богатыми, по сравнению с другими, жили семьи Ефима Никитьевича Ходырева, братьев Сергея Андреевича и Петра Андреевича Бельтюговых, Григория Емельяновича Бельтюгова. В свободное от работы время жители деревни заготавливали лыко, возили на базар продавать. На вырученные деньги покупали сахар и другие продукты для семьи. Плели лапти, изготавливали лукошки. Евстигней Григорьевич Бельтюгов шил шубы. В деревенской кузнице делали колеса к телегам, подковывали лошадей, ремонтировали инвентарь.

         Не обошла деревню и коллективизация. Каждый вступающий в колхоз, должен был сдать по три пуда зерна, лошадь, сабан, борону, телегу и т.д. Председательствовали Василий Степанович Бельтюгов, а позднее – Ефим Никитьевич Ходырев.

         Деревня дважды горела. Первый раз еще при единоличной жизни. Выгорела вся деревня, осталось три дома. Второй раз деревня горела в середине 1950-х годов.

         Самое тяжелое испытание выпало на долю деревни в годы войны.

 

На фронт ушло около 15 человек, вернулись только четверо. Доставалось женщинам и подросткам. Помимо работы на полях и на ферме, их посылали на лесозаготовки, также они гнали деготь для своих нужд, пилили березовую чурку для газогенераторных машин.

Разъезжаться из деревни стали примерно с 1967 года. Кто-то переехал в Булатовцы, кто-то в Сардык [47].

         Деревня ликвидировалась в 1981 году (Унинский районный архив ф. 15, оп.1, д. 446, л. 38).

 

д. Большая Корча (Корчинская) – 40 дворов, 88 жителей

         Деревня располагалась среди дремучих лесов в красивом уютном местечке у ключа, окруженного липами. И называлась первоначально Талый Ключ, как рассказывают старожилы. Название деревни связано с какой-то эпидемией,  в результате которой умерло много жителей. Люди говорили: «Пришла злая корча».

         Земля была скудная, урожай родила скудный. Поэтому приходилось корчанам заниматься промыслами. Делали колеса, сани, всякую домашнюю деревянную утварь, плели лапти. Были и охотники. Лес крепко помогал людям, давал немалое подспорье крестьянину.

         Роднились корчане больше с антоновскими, сардыкскими, большепалкинскими жителями. Учились мало и не все, в основном грамоту постигли самостоятельно. После революции организовали школу, разместилась она в доме  Федора Петровича Поскребышева.

                                                   *Записано со слов Колодкина Павла Ивановича.

Образованный колхоз назывался «Красный хлебороб». Деревня ликвидировалась в 1975 году (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д.356, л.62)

 

д. Быки (Быковский) – 10 дворов, 50 жителей

         Деревня была небольшая, до 25 дворов. Кто основал деревню и когда – неизвестно. С начала коллективизации в деревне был образован колхоз «Красное знамя». В колхозе был свой дегтярный завод, маслобойня. Деготь увозили в Уни на базар, масло льняное также продавали и, кроме того, давали на трудодни. Быков Николай Семенович делал для колхоза добротные сани, телеги, а Костицын Алексей Федорович был превосходным кузнецом.

         Семьи жили многодетные, большие. Дети в летние каникулы работали в колхозе. Люди в деревне жили добросовестные, дисциплинированные.

*Записано со слов Быкова Ивана Семеновича, 1933г.р., уроженца д. Быки.

         Деревня ликвидировалась в 1967 году. Последними из деревни уехали Быковы.

 

д. Ермаки (Высокое поле) – 66 дворов, 259 жителей

         В глубокой древности деревня называлась Острый Мыс, потому что

находится у подножия крутого мыса, видимого в ясную погоду очень далеко.

 

Было у деревни еще одно название – Талый Ключ. Деревню разделяет широкий лог с множеством прозрачных ключей. Отсюда и название. Позже деревню назвали Ермаки в честь покорителя Сибири легендарного Ермака.

         До революции деревня насчитывала более 70 домов, в ней проживало около 500 человек.

         В период коллективизации образованный колхоз назвали «Имени Буденного». Во время укрупнения к нему присоединили деревни Полянцы и Чечеры. Позднее деревня Ермаки вошла в состав колхоза «Правда».

Народ в деревне жил трудолюбивый, работящий. Были свои плотники, печники, кузнецы, бондари, шорники, стекольщики и т.д. Зимой многие занимались извозом, доезжая даже до Томска.

До Великой Отечественной войны в деревне насчитывалось более 100 дворов. Семьи в основном, были большие, многодетные. Поля обрабатывались вручную, но убирали все, до последнего колоска.

50 ермаковских мужчин не вернулись с фронта в Великую Отечественную войну.

На начало 2000 года в Ермаках осталось чуть  больше 20 домов, где проживают коренные жители деревни, да приехавшие сюда во времена сселения  жители из других деревень. Деревня наверняка скоро исчезнет с лица земли. А жаль!!!

                                     *Записано со слов Кочкиной  Эмилии Ивановны,

                                      1927г.р., проживает в г. Тюмени.

 

д. Захаровцы (починок Ходыревский) – 12 дворов, 36 жителей

         Деревня была расположена недалеко от границы с Удмуртией. До войны в Захаровцах было 32 дома. Занимались земледелием и животноводством. Землю обрабатывали на лошадях, а после войны, когда лошадей забрали, обучали быков и пахали на них. В деревне была своя мельница, две кузницы.

         Как и в других деревнях, жители занимались крестьянскими ремеслами. Мужики делали сани, телеги, бороны. Женщины ломали лен, пряли, ткали, вязали. По вечерам устраивали посиделки. Зимой в праздничные дни у парней был обычай, каждый вечер пройтись по деревне с балалайкой, бубном и песнями. Хорошим балалаечником и песенником слыл Анатолий  Федорович Быков.

Колхоз назывался «Имени Сталина». До войны председательствовал в нем Сергей Андреевич Овечкин. До войны колхоз возглавляли  Зоя Ефимовна Овечкина и Павел Ильич Овечин.

         В 1950-е годы прошла волна укрупнения колхозов, небольшие деревни были признаны неперспективными и распались. Уехали люди из Захаровцев. Последними покинули деревню Николай Егорович Краев и Павел Ильич Овечкин.

*Записано со слов Костицына Алексея Васильевича, 1935 г.р., проживает в д. Булатовцы.

 

         Деревня ликвидировалась в 1964 году  (Унинский районный архив ф.21, оп.1, д.189, л.14).

 

д. Игнатьевны (Игнатьевская) – 25 дворов, 110 домов

         Первоначально деревня называлась Паксенками по имени речки Паксы. А потом, как рассказывают старожилы, приехал откуда-то и поселился здесь Игнат со своей большой семьей. Деревня стала называться его именем.

         По вере жители стали старообрядцами – поповцами. Церковь не признавали, вот и забирались в леса густые, обживали новые места.

         Основные фамилии были Вологжанины, Коротаевы, Онеговы. Кроме землепашества, занимались игнатьевцы подсобными промыслами: бондарили, драли лыко,  занимались охотой. Были в деревне и пчеловоды. В 1930-е годы Максим Вологжанин наладил на своей усадьбе производство кирпича, за которым приезжали из многих деревень.

Записано со слов Вологжанина Николая Климентьевича, записал Н. Ф. Бельтюков

         Деревня находилась в лесу. На  речке была водяная мельница. Школа в деревне открылась во время войны. Была своя изба-читальня, заведовал которой Иван Степанович Колодкин. После войны построили новую школу, заведовала ею Мурина Анастасия Петровна. Школа закрылась в 1970 году.

         Сельхозартель называлась «Игнатьевская». Сеяли лен, рожь, овес, гречиху. Зерно сдавали государству, на лошадях возили в Фаленки. Народ жил мастеровой. Мужчины изготавливали телеги, сани, колеса для продажи. Вырученные деньги сдавали в колхозную кассу. Для себя ремеслами занимались по ночам. В де&


 
Назад Вперед