БЕСЦЕННАЯ РЕЛИКВИЯ нашей семьи

Категория: Новости / О жителях, Добавил: Vitek 24.06.2010, посмотрело: 3 267, отзывов: 0

БЕСЦЕННАЯ РЕЛИКВИЯ нашей семьи

На этой фотографии мой отец Котлячков Василий Ильич. Здесь ему 24 года. Он был призван в армию в 19 лет. С октября 1941 года учился в школе авиамехаников в городе Кургане. Учеба должна была продолжаться год, но в связи с обстановкой на фронте через 5 месяцев курсантов перевезли в город Н. Та­гил в 19 учебно-танковый полк, где стали обу­чать на танкистов, башенных стрелков, пулеметчиков.

С июля 1942 года находился в действую­щей армии. Воевал в 96-й танковой бригаде им. Челябинского комсомола пулеметчиком танка Т-34, бронетранспортера 17-го отдельного разведывательного бронетранспортера, командиром бронетранспортера, старшиной роты 18-го гвардейского ОМБ. Принимал участие в битве на Курской дуге, участвовал в ликвидации Корсунь-Шевченковской группировки фашистов, форсировании Днес­тра, взятии Варшавы, в наступлении на Берлин. Имел 11 правительственных наград. 

 

ПОЧТИ 15 лет нашего папы и дедушки уже нет с нами, но память о нем жива. В нашей семье хранится бесценная ре­ликвия - подшивка писем с войны. Эту подшивку сделал он сам. В ней - письма моего от­ца - Котлячкова Василия Иль­ича, его старшего брата Нико­лая, который с 1940 по 1947 годы находился на Дальнем Востоке, участвовал в боях с японцами. Письма их тяти, моего дедушки Ильи Тимофе­евича Котлячкова, который тоже был призван на фронт, хотя ему уже было в то время под 50, и тоже дошел до Бер­лина. Одно единственное пись­мо их третьего брата Григория, не вернувшегося с, войны, про­павшего без вести. Эти письма они писали своей маме и жене Александре Ермолаевне и младшему брату и сыну Володе, который в начале вой­ны только начал учиться в школе.

Невозможно читать эти письма без волнения. В них - и суровые военные будни, и бес­покойство за родных, что ос­тались дома, и тревога за судь­бу брата, от которого почему- то не приходят письма. Вчи­тываясь в строки, написанные в то суровое время, представ­ляя те события, с трепетом думаешь: «А ведь это все было тогда в настоящем и неизвест­но было, что ждет впереди. Где эта долгожданная Победа?».

Вот строки из некоторых писем. Первое письмо в под­шивке от

 

30 октября 1941 года: «Сообщаю, что доехал до Кургана. 28-го были испы­тания по русскому языку, математике. Вчера прохо­дила комиссия. Меня при­звали годным и зачислили в авиашколу...».

 

25 апреля 1942 года: «...Спешу сообщить, что нас перевели из авиашколы в танковую часть. Обучают на танкистов. Учат очень креп­ко, занимаемся по 12 часов, выходных никаких нет...».

 

27 июля 1942 года: «...23 июля мы сдавали за­чет по учебе и нас переве­ли в предмаршевый бата­льон, а потом перейдем в маршевый. Мне присвоили звание младшего сержанта. По специальности я - танкист-пулеметчик. Нас сегод­ня распределили по ротам, по взводам. В нашу роту много попало кировских...».

16 октября 1942 года: «...Я нахожусь сейчас в дей­ствующей армии. Живем в землянках. Сегодня вот ез­дил на эвакуацию машин с поля боя...».

 

10 ноября 1942 года: «...Живу пока ничего, толь­ко времени свободного нет. Сейчас вот только пришел с поста. Нахожусь я сейчас в Воронежской области. Стоим в обороне. Можно бы написать подробно, да, как говорят, «бумага не прини­мает».

 

16 декабря 1942 года, 1 час ночи: «...Вспоминаю часто о маме. Особенно когда начну стирать или чинить обмун­дирование. Долго мне это делать не приходилось. О тебе, тятя, сразу вспоми­наю, когда попадаю в та­кую опасность, которая на каждом шагу мне грозит, когда пули летят, как дождь. Ты меня провожал и очень опасался за мою жизнь. Но я думаю вернуть­ся домой. Иначе быть не может. Разобьем врага и с победой вернемся домой. Я тогда безусловно расскажу про свою боевую жизнь».

 

МНЕ КАЖЕТСЯ, очень сильная вера в победу, в то, что он не погибнет, помогла отцу вы­жить в той страшной войне:"Думаю, что я останусь живой. На меня у фрицев нет таких снарядов и пуль, чтоб меня убило...».

 

10 июля 1943 года: «Живу хоро­шо. Но враг на днях перешел в нас­тупление, а мы отбиваем его мно­гочисленные атаки и уже остано­вили ихнее наступление и погнали их назад. Ежеминутно, на каждом шагу грозит смерть, но ничего, как- нибудь надо пережить...».

 

30 августа 1943 года: «...Из боев пока вышли, сейчас находимся на отдыхе. Чувствую себя хорошо. Ску­чать о доме уже не стал, правда, охота домой, подумывается, но ни­чего не поделаешь, сначала нужно окончательно разгромить гитлеров­цев, а потом уже мечтать о доме...».

 

23 сентября 1943 года: «...Скоро окончим войну и приедем все домой. Вы, вероятно, читаете га­зеты - какие у нас на фронте хоро­шие успехи.

Мама, почему же ты так много платишь сельхозналога? Мама, ты не ходи на тяжелые работы, бере­ги здоровье. Как-нибудь проживе­те. По-моему, должны быть какие- нибудь льготы, ибо муж и три сына находятся в армии...».

 

9 января 1944 года: Нахожусь на новом месте — на Украине, на правом берегу Днепра...».

3 июня 1944 года: «Писал бы еще, но некогда, еду на боевое задание. Извините, что написал плохо, пи­сал на ходу...».

 

14 июля 1944 года; «...Послал Во­лоде на книги 10 рублей...».

 

18 августа 1944 года (Польша): «_Вот сейчас смотрю фотокарточку, что вы послали мне в Курган, и думаю, когда-то все были мы вместе, жили одной дружной семьей, а сейчас по­чти все в отдельности, в разных концах Советского Союза и даже за пределами его...».

 

20 августа 1944 года: «...Мама, зтом письме я вам посылаю гра­моту, которую мне вручили за отличные боевые действия. Бе­регите ее, мама... Погода здесь стоит хорошая, солнечная, жара невыносимая. Здесь очень много разнообразных фруктов...».

31 августа 1944 года: Нахо­дясь здесь, на фронте, в окопе, где-то далеко за границей, по­лучив письмо от родной мамы из родного края, прочитаешь его... Как-то становится сразу легче на сердце. Забудешь про свою горь­кую жизнь, становится веселее, как-будто побываешь дома!» 

16 октября 1944 года: «Мама, вот подходит зима. Как у вас дело об­стоит с одеждой, обувью на зиму? Есть ли валенки, шубы и т. д.? Как обеспечились хлебом, по сколько получили на трудодень и сколь­ко у вас трудодней? Как опять будете заготовлять дрова?


Мама, я от тяти не очень давно получил письмо, в кото­ром он спрашивал меня, привык ли я курить. Да, мама, перед тобой я сейчас должен извиниться.

Война заставила меня при­выкнуть курить. Конечно, это очень плохо и неудобно от вас, что я не выполнил ваш наказ. А ведь дома я даже в рот не смел брать папироски. А на фронте, я считаю, без этого и жить нельзя. Я об этом тяте много кое-чего написал...».

 

13 февраля 1945 года, вечер, 22 часа по берлин­скому времени: •...Я знаю, мама, вы от меня давно не получаете пи­сем. А почему - вы знаете. Вы знаете, в половине января почти все фронты пошли в наступление, в том числе и ваш. Так что я ве имел времени напи­сать вам письмо... Я в настоящее время уже в Германии (в логове фа­шистского зверя), не очень далеко от Берлина, но скоро буду и там...».

 

2 марта 1945 года: «Все время в боях находимся.

Продвигаемся с боями вперед, к сердцу Германии - Берлину. Идут страшные, горя­чие бои. Покажив, здоров. Конечно, мама, иногда очень трудно переносить не­которое. Вот вчера потерял со сво­его экипажа двух человек. Очень жаль, но что поделаешь — война ни с кем не считается. Может, со мной то же самое получится. Толь­ко, мама, прошу тебя, обо мне не беспокойся. Я буду жив, я вернусь домой с победой!!

День Великой Победы он встретил в госпитале.

9 мая 1945 года: «Здрав­ствуйте, моя до­рогая мама и бра­тишка Володя! С горячим гвардей­ским приветом вам ваш сын и брат Вася. Се­годня у меня радостный день, и не только у меня, а у всего советского народа. Сегодня, то есть 9 мая 1945 года - День По­беды над немецко-фашистской Германией. Это великий всена­родный праздник. Этот день не забудется до самой смерти. К тому же, сегодня я именинник. Вот уже 23 года. А подумаешь, так давно ли еще в школу хо­дил. Да, мама, все же, наконец- то, дождались того, чего ждал весь наш народ, а в том числе я и вы. Вы можете уже ждать меня домой, а я могу мечтать о доме...».

После Победы отец мечтал быстро вернуться домой, но в ав­густе 45-го года написал в письме, что «мой год попадает в кадро­вую армию, нахожусь на курсах по военной должности. Совершенно некогда. Погружен в учебу».

 

В письме от 27 мая 1945 года пи­шет, что «первый раз за 4 года с

фо­тографировался, высылаю фото­графию, правда, она не важная». Эта фотография не сохранилась.

В семейном архиве много фотогра­фий папы в военной форме с орденами и медалями, фото­графий, на которых он один или с сослуживцами. Все они сделаны уже после окончания войны, в Германии. Фотография, которая опуб­ликована сегодня в газете, была выслана домой 14 сен­тября 1946 года в письме. Здесь он писал, что ждет указа правительства и демобилизации солдат его года рож­дения, интересовался уже вполне мир­ными проблемами

«как здоровье, как успехи с уборочной.

 А что же, ин­тересно, в нашем колхозе предус­мотрено построить в новой пяти­летке».

 

23 октября 1946 года вышел в свет Указ о демобилизации, но отец, учи­тывая, что домашнее материальное по­

ложение серьезное, решил остаться на сверхсрочную службу.

 

Служба в армии его закончилась только в ноябре 1947 года.

Л. ХАРИНА (п. Уни).

Стиль писем сохранен.

Источник не указан

  • Оцените материал:   
  • 0

Добавление комментария

Пожалуйста, соблюдайте уважительную форму общения!
Имя:*
Комментарий:
Защитный код против спама:

Введите код с картинки:*
   соглашаюсь с Правилами сайта